Удаление груди (мастэктомия) вид, фото до и после у женщин

Реконструкция молочных желез после мастэктомии

Сегодня активно развиваются стандарты комплексного подхода к лечению РМЖ, прослеживается вектор к уменьшению объема хирургического вмешательства и появляется возможность диагностирования заболеваний на ранних стадиях. Благодаря скрининговым методикам обследования увеличивается процент органосберегающих операций. Однако мастэктомия не уходит в прошлое – в ряде случаев это единственный способ сохранить жизнь пациенту и минимизировать риск рецидива, особенно при опухолях, характеризующихся мультицентричным ростом, при среднем размере опухоли в маленькой железе и при рецидиве после органосохраняющего оперативного вмешательства.

Мастэктомия применяется в комбинированном лечении на начальных стадиях и в случае местно-распространенного РМЖ после неоадъювантной лучевой терапии. Неудовлетворенность эстетическим видом груди после мастэктомии, как правило, крайне негативно сказывается на психоэмоциональном состоянии пациентки. Предотвратить проблемы психологического и социального характера, улучшить качество жизни и пройти полноценную реабилитацию многим женщинам помогает реконструктивная маммопластика – операция по восстановлению утраченной молочной железы, которая позволяет вернуть груди желаемую форму и объем, а также добиться эстетически более привлекательного вида без ущерба радикальности лечения.

Безопасность кожесохранной и подкожной мастэктомии

Следует отметить, что две науки – онкохирургия и реконструктивная хирургия – развивались параллельно и лишь в последние два десятилетия стали применяться комплексно. Современные методики восстановления молочных желез объединяются областью онкопластической хирургии.

Одним из основных вопросов является возможность сохранения кожи груди в ходе мастэктомии. Операции по удалению ткани молочной железы с сохранением кожи, соска и ареолы и одномоментной восстановительной маммопластикой разрабатывались с 1917 г.: тогда впервые в истории W. Bartlett провел подкожную мастэктомию с одномоментным замещением удаленной ткани молочной железы свободной жировой тканью. В дальнейшем, в 1990 г. В.А. Toth, M.C. Glafkides и P. Lappert в журнале Plastic and Reconstructive Surgery («Пластическая и реконструктивная хирургия») ввели термин skin-sparing mastectomy, или «кожесохранная матсэктомия».

Онкохирурги относят эту операцию к числу трудоемких, так как в данном случае для профилактики ишемических осложнений при работе с кожным лоскутом врач должен действовать предельно внимательно, точно и деликатно.

Безопасность кожесохранной и подкожной мастэктомии оставалась под вопросом до тех пор, пока B. Gerber и соавторы в своем исследовании не провели сравнительный анализ результатов лечения 362 женщин. Пациенток разделили на три группы: 116 пациенткам провели кожесохранную мастэктомию, 112 – подкожную мастэктомию (ПМЭ) с сохранением соска, 134 – радикальную мастэктомию (РМЭ), или удаление груди и прилежащих к ней тканей. Медиана наблюдения – 101 месяц (32–126).

Были получены следующие результаты:

1-я группа – местный рецидив установлен у 10,4% пациенток, изолированные отдаленные метастазы обнаружены у 25%, данные смертности от РМЖ – 20,8%, удовлетворенность эстетическим результатом спустя 59 месяцев – 78,4%, удовлетворенность эстетическим результатом спустя 101 месяц – 47,9%;

2-я группа – местный рецидив установлен у 11,7% пациенток, изолированные отдаленные метастазы обнаружены у 23,5%, данные смертности от РМЖ – 21,7%, удовлетворенность эстетическим результатом спустя 59 месяцев – 73,8%, удовлетворенность эстетическим результатом спустя 101 месяц – 51,7%;

3-я группа – местный рецидив установлен у 10,4% пациенток, изолированные отдаленные метастазы обнаружены у 26,2%, данные смертности от РМЖ – 21,5%.

Также авторы выделили отдельную группу, состоящую из 60 человек, которым провели ПМЭ при опухолевом узле, расположенном не менее чем в 2 см от соска, – здесь частота рецидива – 5,4%.

Полученные данные дают основание утверждать, что эти операции безопасны с онкологической точки зрения для пациентов, которым показана мастэктомия, а адъювантная лучевая терапия негативно сказывается на результате даже спустя продолжительный срок.

В своем исследовании C.A. Garcia-Etienne и соавторы предположили, что причина развития местного рецидива – это скорее манифестация биологических свойств опухоли, нежели факт сохранения соска. В исследовании участвовали пациенты с опухолью диаметром менее 5 см, при этом расположенной далее 2 см от соска. Из 1826 пациенток после проведения ПМЭ с сохранением соска развитие рецидива в сосково-ареолярной области отмечалось лишь у трех из них, что составило 0,16%.

Методики реконструктивной маммопластики

Так называемый современный «золотой стандарт» в реконструкции молочной железы подразумевает двухэтапную операцию.

Кожесохранная мастэктомия (или мастэктомия с сохранением соска и ареолы) в идеале одномоментно сочетается с 1-м этапом – установкой тканевого экспандера (расширителя), раздуваемого до необходимого объема в последующие 1–2 месяца путем закачивания в него стерильного физиологического раствора. Экспандер необходим для получения избытка ткани, из которой и будет выполняться окончательное восстановление. Первый этап реконструкции может быть выполнен и отсроченно, а именно – после прохождения всего цикла лечения по поводу основного заболевания. 2-й этап – замена экспандера на постоянный силиконовый имплант. Имплант подбирается по индивидуальным параметрам и пожеланиям пациентки. Планирование хирургического этапа иногда предполагает вмешательство с противоположной стороны для достижения максимальной симметрии контуров груди. Это может быть увеличение имплантом (как при классическом увеличении груди), подтяжка груди или редукция. В отдельных случаях полное восстановление может быть дополнено и 3-м этапом – восстановлением соска и ареолы, липофилингом в подмышечной зоне.

Читайте также:  Фестал и мезим что выбрать; для чего нужен мезим; Лекарственные препараты

Окончательный результат реконструкции нужно обсуждать с пациенткой еще до самой первой операции (до мастэктомии). От этого критически может зависеть тактика подбора экспандеров или имплантов, лоскутов.

Противопоказания

Абсолютными противопоказаниями являются:

  • поздняя стадия или местно-распространенный РМЖ (от IIIb стадии);
  • незаконченное комплексное лечение;
  • выраженная лучевая реакции кожи после радиотерапии;
  • реконструкция после возникшего рецидива;
  • сочетанный рак;
  • тяжелые сопутствующие патологии.

Условным противопоказанием считается неблагоприятный молекулярный тип РМЖ.

От чего зависит выбор тактики

Универсального метода реконструкции, увы, не существует, так как все пациенты индивидуальны: с разным телосложением, разным размером молочной железы и разным онкологическим анамнезом и пожеланиями.

Так, если для одномоментной пластики двухэтапная реконструкция принята за условный стандарт, то для отсроченной реконструкции иногда более выгодно сделать пластику собственными тканями. На выбор такой тактики влияет много факторов:

  • состояние тканей со стороны поражения (есть ли рецидив, как была сделана операция, толщина и ригидность тканей, сохранена ли складка под грудью, сохранен ли сосок, проводилась ли лучевая терапия);
  • состояние здоровой молочной железы (требуется ли увеличение или подтяжка);
  • состояние возможных донорских зон (были ли операции на животе, на ягодицах, на спине, была ли лучевая терапия на область подмышки; готовность к дополнительным рубцам и травмирующей операции).

Онкопластическая хирургия сегодня

В России появляются современные, технологически совершенные материалы, которые позволяют вывести онкопластическую хирургию на новый уровень. Это и тканевые экспандеры, и силиконовые импланты VI поколения на базе когезивного геля или полиуретана. Новейшие титанизированные сетки делают возможным сохранение большой грудной мышцы и даже ее функции, что позволяет избежать инвалидизации. Инновацией по праву считается и биоматериал ADM (acellular dermal matrix), из которого производятся высокотехнологичные лоскуты, так как благодаря своим свойствам он способен превращаться в собственную ткань пациента уже спустя несколько недель. Дать объективную оценку безопасности трансплантации лоскутов с различных частей тела (с живота, спины, ягодиц) позволяет аппарат флуоресцентной визуализации.

Результаты, которых добиваются современные онкохирурги, действительно впечатляющие: женщина обретает желаемые формы и размер бюста, избавляется от неуверенности в себе и различных комплексов, связанных с собственной внешностью, чувствует значительные улучшения своего психологического состояния, перестает испытывать смущение при общении с людьми, настраивается на более позитивный лад. Благодаря последним разработкам в онкохирургии масштаб вмешательства значительно уменьшается, а риск осложнений и рецидива сводится к минимуму. Комфортные условия в реабилитационный период и рекомендации опытных специалистов помогают пациентам пройти восстановление быстро и легко.

Виды мастэктомии

Виды мастэктомии и показания для удаления молочной железы

Мастэктомия является частой операцией, проведение которой назначается врачами онкологами. Основными показаниями к ее проведению являются рак груди или возможное его развитие. Выделяют различные виды мастэктомии (операции по удалению молочной железы), в зависимости от тяжести болезни и возраста пациентки:

  • Мастэктомия по Маддену – операция по удалению грудной железы с подмышечными лимфоузлами. Реабилитация проводится после операции. Также рекомендуется операция по восстановлению формы и объема груди.
  • Мастэктомия по Пейти-Дайсону – операция по удалению железы, части грудной мышцы и клетчатки во впадине подмышечной. Подкожная мастэктомия – вмешательство по удалению железистой ткани через небольшой надрез путем выскабливания. Под кожу вводится протез для сохранения формы груди, что немного напоминает пластическую операцию. В зависимости от распространенности болезни, проводится операция двусторонняя. Назначается при раке, саркоме, гнойных воспалениях.
  • Билатеральная (профилактическая, двойная) мастэктомия – вмешательство по удалению двух молочных желез, после которого предлагается пластическая процедура по восстановлению груди или ношение экзопротеза.
  • Мастэктомия по Пирогову – операция по удалению железы при лимфоцеле, когда обнаружен рак 1-2 степени. Здесь может констатироваться лимфостаз нижней и верхней конечности или руки. Может наблюдаться отек руки, что обратимо спустя 1-1,5 года.
  • Радикальная мастэктомия (по методу Холстеда-Майера) – операция по удалению всех мышц груди, лимфоузлов подмышечной впадины, соска, клетчатки и всей груди. Назначается при гнойном образовании на всю молочную железу. Методика зависит от тяжести болезни. Данная операция проводится редко, часто уступая место предыдущим видам. Ампутация грудной железы – когда удаляется лишь железа, не затрагиваются при этом лимфоузлы, мышцы и прочие отделы.

Мастэктомия: как и зачем я удалила молочные железы в 25 лет

PR -консультант Анна Николаева рассказала BeautyHack, почему добровольно решилась на мастэктомию, и объяснила, куда обращаться и какие анализы сдавать, если у вас высокая вероятность злокачественных опухолей.

Как все начиналось

Сейчас мне 25 лет, и в феврале я приняла решение сделать операцию по удалению молочных желез и заменить их имплантами. Но эта история началась гораздо раньше. 3,5 года назад моя мама заболела раком яичников. До этого у бабушки диагностировали рак груди. Почти у всех родственников по маминой линии было это заболевание.

Читайте также:  Заболевания горла и гортани симптомы, признаки и лечение

После того, как заболела мама, мне сказали раз в полгода сдавать анализ на онкомаркеры. Но для таких, как я, это не совсем выход. Потому что на результат анализа влияет много факторов: физическое состояние в конкретный момент, переутомление и т.д. Я понимала, что нужно решать проблему по-другому.

Полтора года назад я задумалась об уменьшении груди. У меня был размер D, и это начало мешать: болела шея, я сутулилась и не могла подобрать белье. Осенью 2017 года впервые встретилась с врачом, которого посоветовала мама, – Вороновым Сергеем Николаевичем из Центра пластической хирургии отделенческой больницы РЖД в Иваново.

Я была уверена, что буду его уговаривать сделать операцию. Приехала, рассказала про маму (ее не стало год назад), доктор осмотрел грудь и отметил, что уже есть птоз (то есть растягивание тканей), и он не против уменьшения. Сергей Николаевич также уточнил, когда я последний раз проверяла грудь, то есть делала УЗИ и была на приеме у маммолога, но именно этого я не делала никогда: думала, что таким нужно заниматься после 35 лет. Хотя ежегодные медосмотры проходила всегда.

Дальше доктор расписал схему обследования перед операцией: консультация маммолога, УЗИ, рентген, анализ крови на мутации генов BRCA – именно он выявляет предрасположенность к раковым заболеваниям. Есть несколько видов анализа, но BRCA1 показывает вероятность именно рака молочной железы и яичников. Сергей Николаевич объяснил, что если мутации будут обнаружены, то имеет смысл сразу делать превентивную мастэктомию с одномоментной реконструкцией. Я знала про эту операцию и даже понимала, что возможно в будущем ее сделаю, но не рассчитывала, что это произойдет так рано.

Сложности возникли уже на этапе похода к рентгенологу. Как правило, рентген в таких ситуациях не делают до 35 лет, считая это излишней мерой, но я смогла договориться. На УЗИ нашли образование в правой груди и посоветовали вернуться через месяц – пока оно было неопасным.

Тогда я объяснила маммологу, что пришла к нему от хирурга и готовлюсь к операции. Он сказал, что она сейчас ни к чему и направил на консультацию в Онкологический институт Герцена в Москве. Там также объяснили, что за образованием надо наблюдать, вряд ли оно злокачественное, но можно сделать рентген через месяц. Когда же я рассказала о своей ситуации, получила море негативных комментариев в стиле «вы еще молодая, детей нет, зачем вырезать здоровый орган». На тот момент у меня уже были результаты анализа BRCA: 85-90% вероятность развития рака молочной железы, 45% – рака яичников и 15% – рака кишечника. Зная о непредсказуемости этой болезни по опыту своей мамы, я уже приняла решение, решив не играть с огнем. Понимаю, что кормить ребенка грудью важно, но гораздо важнее, чтобы рядом с ним была здоровая мама.

С таким настроем я вернулась в Центр пластической хирургии в Иваново, где после долгого консилиума из трех врачей (кроме Сергея Николаевича там были хирург Наталья Сергеевна Воронова и маммолог-хирург Максим Валерьевич Венедиктов) было решено делать мастэктомию с сохранением своих сосков. Мне позвонили через две недели и запланировали день операции.

Отдельно скажу, что на проведение именно такой операции в нашей стране нет квот, она платная. Да, женщинам делают стандартную мастэктомию при наличии опухолей, но именно за такую операцию берутся немногие врачи. Ведь до этого я была в одном из крупнейших онкологических центров Москвы, и с 90% вероятностью рака молочной желез доктор даже не рассматривал такой вариант. Именно поэтому я настоятельно советую людям делать анализ крови BRCA – он очень доступен, но при этом о нем почему-то не всем рассказывают.

Операция

За две недели до операции у меня началась паника, потому что я лишь в теории понимала, что меня ждет. В сети нашла пару фото женщин, которые делали что-то похожее и рассказывали об этом в социальных сетях. По теме рака информации очень много, но тут – ничего, как на русском, так и на английском.

Операция длилась чуть больше четырех часов. Мастэктомию делали под общим наркозом, проснулась я только на следующий день и очень долго отходила. Вроде бы была в сознании, но не помню многих вещей.

После операции я неделю провела в больнице под присмотром врачей. Сильных болей во время реабилитации не было. Знаю, что девушки, которые увеличивают грудь, жалуются на боли, но это не тот случай: в больнице мне 5-6 раз в день кололи обезболивающие, и я почти все время спала, не двигалась, даже голову не могла помыть сама – это делал мой молодой человек. Он, кстати, сразу был за удаление молочных желез и на протяжении всего пути очень мне помогал, как и все близкие – вот такая группа поддержки!

Читайте также:  Бандаж для паховой грыжи как выбрать и носить, отзывы

Реабилитация

Уже в больнице возникла проблема: левый сосок восстанавливался хорошо, а правый оставался темным. Тем не менее, меня выписали домой, и тут случилось самое непредсказуемое: у меня началась паника! Больница в Иваново находится в 400 км от дома, я далеко, несмотря на то, что поддерживаю постоянную связь с врачом, на теле появилась аллергия (оказалось, что это аллергия на Левомеколь, которым нужно мазать соски), а в голове мысли «А вдруг у меня отторжение?»

Я боялась шевелиться, не пользовалась мазью, все начало заживать, но проблема с правым соском оставалась, он становился темнее.

Через три недели после операции я приехала на первый осмотр, и врачи сказали, что правый сосок не прижился. Его сразу же удалили, операция заняла не больше пяти минут. Тогда я, конечно, была в шоке, причем пугало не столько отсутствие соска, сколько наличие открытой раны. Врач объяснил, что три раза в день ее нужно обрабатывать, чтобы не было заражения.

Дома я не представляла, как сделать перевязку, но в итоге собралась, сняла повязку, встала перед зеркалом и дала себе время привыкнуть. Раз в неделю приезжала к доктору (он осматривал рану) и параллельно изучала варианты восстановления соска. Первый – сделать его из кожи (более темная рубцовая ткань на ране уже дала эффект ареолы). Второй – сделать протез. Он водостойкий, крепится на специальный клей и держится три месяца. Для начала решила дождаться полного восстановления, а потом принять решение.

Сейчас, спустя три месяца после операции, я почти восстановилась. И в связи с этим появился вопрос: а нужно ли вообще что-то делать? С эстетической точки зрения ареола выглядит естественно. Но если я решусь на восстановление, то оба соска, мой собственный и восстановленный, будут выглядеть по-разному. Поэтому я дала себе лето на раздумья, чтобы понаблюдать, насколько мне комфортно в таком состоянии.

В целом реабилитация прошла бы быстрее, если бы не эта проблема. Через полтора-два месяца все выглядело уже хорошо. Сейчас есть лишь небольшие покраснения в области швов и отеки, но это тоже нормально.

Как жить после операции

Три месяца после операции врачи не разрешают вообще снимать бюстгальтер (но не с косточками – они давят на швы). Я спасаюсь спортивными, потому что они более легкие. Через два месяца после я начала заниматься йогой без большой нагрузки на руки.

На импланты дается пожизненная гарантия. Если раньше они были силиконовыми, и действительно могли лопаться, то сейчас сделаны из биоматериала (даже если с имплантом что-то случится, жидкость в нем не навредит организму).

Сейчас мой размер груди – С. То есть фактически она уменьшилась всего на один размер. Но внешне разница очень большая. Она стала более подтянутой за счет импланта анатомической, а не круглой формы. Думаю, что со временем она будет еще меньше.

Ограничений после операции нет. После восстановления можно, например, планировать беременность. В этом состоит одно из отличий мастэктомии от операции по уменьшению груди, когда нужно ждать полтора года, чтобы во время беременности форма не деформировалась.

Что касается вероятности рака, то тут следить на ситуацией придется в любом случае. Не нужно исключать рак яичников и кишечника, предрасположенность к которым выявил анализ. Я уже говорила, что онкомаркеры – это не самая информативная вещь (результаты могут помочь, если есть дополнительные анализы). Поэтому я буду регулярно делать узи. Не исключаю, что в будущем нужно будет удалить яичники, но пока об этом предпочитаю не думать – все-таки это более возрастная болезнь, в отличие от рака молочных желез.

Единственный побочный эффект после операции – подавленное состояние. У меня была легкая форма депрессии сразу после выписки. По жизни я не паникер, могу взять себя в руки, взвешенно принимаю решения, но в первые недели после операции были срывы и слезы. Из этой ситуации сделала один вывод: главное себя контролировать! Потому что сейчас точно знаю, что приняла верное решение. Я не пропагандирую операцию, но люди должны знать о такой возможности. Когда у вас уже есть злокачественное образование, операция и восстановление проходят гораздо сложнее.

К тому же, хочется верить, что моя история поможет кому-то или даже спасет жизнь. Люди уже сейчас интересуются, какие анализы и где я сдавала. Следующее хорошее дело – мое сотрудничество с ювелирным брендом Анны Писман Moonka Studio. Летом мы будем делать коллекцию украшений, часть продаж от которых пойдет в Фонд по борьбе с раком!

Ссылка на основную публикацию
У меня в ухе появились какие то шарики, один на хряще,другой рядом с дыркой, третий чуть вышемочки у
Почему появился шарик в мочке уха? Лучшие советы, как убрать воспаление и шишку внутри Шарик в мочке уха — это...
Тревожный симптом патологии у новорожденных – клиника «9 месяцев»
Почему новорожденный ребенок постоянно плачет и как его успокоить Новорожденные и детки до года часто плачут без видимых причин. Но...
Тредмил Тест Показания Подготовка Особенности Проведения
Тредмил-тест Время обследования: в среднем 20 минут, длительность обследования зависит от физической подготовки пациента Подготовка: не требуетсяПротивопоказания: определяются на консультации.Заключение:...
У меня положительный тест на коронавирус
5 причин ложноположительного теста на беременность Если женщина пытается забеременеть или подозревает у себя беременность, подтвердить эти предположения может помочь...
Adblock detector